pelevin_mix

Мат, дзэн и мухоморы: за что еще любить Пелевина?

Меня настолько часто спрашивают, за что я люблю Пелевина, что я решила ответить всем сразу в одной статье. В ходе написания, правда, оказалось, что на эту тему я могу писать очень много — настолько много, что вряд ли кто-то это прочитает до конца. Поэтому я честно старалась максимально коротко обрисовать, за что же можно любить творчество Виктора Пелевина и какую роль в этом самом творчестве играют мат, дзэн, мухоморы и другие симулякры. Приятного чтения!

Мат a.k.a #нецензурнаябрань

Вот есть в русском языке такие слова, от которых вся интеллигентная часть общества старательно отмахивается и открещивается. Если, конечно, это не атеистическая интеллигенция — тогда просто отмахивается.

Из песни слов не выкинешь. Если в повседневной жизни определенные категории людей употребляют матерные слова, то как можно воссоздать в художественном произведении таких персонажей, убрав столь важную составляющую их речи?

Бывает, что мат выполняет другую функцию: действует в качестве эмоционального стимулятора. Вставленное в нужном месте и в нужное время нецензурное выражение заставляет читателя зафиксировать внимание на определенном моменте, не дает ему потерять эмоциональную вовлеченность.

У меня лично ни разу не возникло ощущения, что в книгах Пелевина присутствует “мат ради мата”. Если он там есть — значит, ему там надо быть. В конце концов, он состоит из таких же букв, что и другие слова. Это даже удивительно, что одни буквенные сочетания могут вызывать у людей намного более сильные эмоции, чем другие.

S.N.U.F.F. Пелевина: отзыв о книге

Дзэн

Один из самых известных романов Виктора Пелевина “Чапаев и Пустота” называют первым серьезным дзэн-буддистским романом в русской литературе. По словам автора это “первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте”. Это путь главного героя — Петра Пустоты — к просветлению на фоне размышлений о будущем России.

Впрочем, и все остальные произведения Пелевина содержат в себе философию дзэн-буддизма как фундамент всего повествования.  

О чем бы ни была книга Пелевина, в конце читателя обязательно ожидает откровение: эта книга была ни о чем. Точнее, главный герой книги оказалсяmuhomor никем и ничем. Хотя иногда главный герой — это сам читатель.

В общем, Пелевина нет. Книг его нет. Вообще ничего нет. И слова эти возникают в вашей голове только тогда, когда вы их думаете.

Чем это прекрасно?

Книги Пелевина можно воспринимать как метод медитации. В суматохе повседневной жизни иногда очень полезно мысленно подняться на запредельную высоту и осознать, что ничего нет, включая все твои смешные мирские проблемы. Потому что любая проблема существует только в тот момент, когда ты ее думаешь.

Секрет счастья прост — надо просто перестать думать свои проблемы.

Хотя на самом деле никаких проблем нет, как нет и того, кто мог бы их думать.

Мухоморы

Несмотря на то, что мухоморы присутствуют далеко не во всех книгах Пелевина, принято думать, что именно они являются его главными вдохновителями на написание романов. Вроде как сам писатель в своих ранних интервью признавался, что экспериментировал с разными веществами, в том числе и с грибами. В это легко поверить, ведь:

  1. знающие люди говорят, что описания грибных трипов в книгах Пелевина очень правдоподобны;
  2. придумать то, что пишет Пелевин, можно только под действием грибов.

Особую роль мухоморы играют в романе “Generation П”, а кадры одноименного фильма, где Вавилен Татарский откусывает смачный кусок от шляпки мухомора, навсегда останутся в моей памяти.

iPhuck 10 против бабы с яйцами: кто кого? 18+

Тренды

Меня лично очень восхищает способность писателей идти в ногу со временем и вплетать в свое повествование так называемую “повестку дня”. Это придает историям особый шарм. Ты понимаешь, что писатель живет в одном мире с тобой, получает от него такую же информацию, но интерпретирует ее абсолютно неожиданным образом. Это ли не гениальность?

Современные тренды и интернет-мемы находят отражения как в названиях романов Пелевина, так и в содержании — например:

  • Любовь к трем цукербринам (отсылка к фамилиям создателей Facebook и Google — Цукерберг и Брин);
  • iPhuck 10 (отсылка к iPhone 10; интересно, что выход книги в 2017 году практически совпал с презентацией новой модели айфона);
  • в романе “Лампа Мафусаила или Крайняя битва чекистов с масонами” присутствуют такие противоположные понятия как “вата” и “цивилизация”, а главны й герой Кримпай (в конце книги меняющий имя на Крым) по ошибке становится не ламберсексуалом, а ламберсексуалистом, начав испытывать сексуальное влечение к древесине.

— Креативный класс — это вообще кто?

— Это которые качают в торрентах и срут в комментах, — ответил я.

— А что еще они делают?

— Еще апдейтят твиттер.” (с) Batman Apollo

Глубокая и нежная “любовь” к французским философам

Вот уж не знаю, за что Виктор Олегович так не любит французских философов, но проезжается катком сарказма по ним он чуть ли не в каждой книге. Квинтэссенцией этого отношения можно считать короткий стишок из повести “Македонская критика французской мысли”:

“Как-то раз восьмого марта

Бодрияр Соссюр у Барта”.

Кстати, бодрияровские симулякры активно кочуют по книгам Пелевина, как и понятие о дискурсе. Так, например, один из героев романа “Шлем ужаса” заявляет:

“Когда я слышу слово “дискурс”, я хватаюсь за свой симулякр.”

Герой книги “S.N.U.F.F.”, дискурсмонгер Бернар-Анри Монтень Монтескье — это отсылки сразу к нескольким французским писателям и философам:

  • Мишель Монтень (16 век, самая известная работа — “Опыты”);
  • Шарль-Луи Монтескье (17-18 века, самая известная работа — “О духе законов”);
  • и наконец, современный французский политический журналист, философ и писатель-публицист, который действительно играет большую роль в современных геополитических конфликтах и способствует их идеологическому обоснованию — Бернар-Анри Леви.

И это далеко не положительный персонаж, а что-то вроде педофила под кайфом, который умеет подобрать слова, чтобы даже самая ужасная и жестокая война стала необходимой и оправданной.

По всей видимости, чтобы понимать до конца то, о чем пишет Пелевин, нужно прочитать еще и работы французских философов. Хотя бы для того, чтобы разочароваться в их убеждениях и разделить отношение к ним популярного российского писателя.

Ну или просто чтобы узнать, что такое этот самый симулякр.

 

1 thought on “Мат, дзэн и мухоморы: за что еще любить Пелевина?”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *