screw

Муха и счастье

Муха был заключён в городскую тюрьму за трёпку чужих нервов, когда с потолка камеры закапало одиночеством.

Однорукий охранник давно забыл дорогу в этот тёмный конец коридора, и Муха развлекал себя тем, что время от времени бросал через решётку камешки, выпавшие из цемента между кирпичами сковавших его стен. Десятью очками награждалось попадание камушка в заброшенный кофейный стаканчик Нескафе, манящий своими картинками вот уже которого заключённого. За удар в пробегающую порой мимо мышь полагалось пять или семь очков — Муха точно не помнил, поскольку счёт у него никто не спрашивал, и через некоторое время он вообще перестал иметь всякое значение.

Этой сырой ночью Муха не просто так сидел на полу и рисовал на руке узоры проволокой. В этот момент мысли его были далеко за пределами этой камеры и видели самые необыкновенные вещи, а руки творили то, что сами придумали костным мозгом. Это был такой тихий и умиротворяющий момент, что Муха не сразу заметил появление в нём новых персонажей.

Что-то наверху постучало о мостовую каблучком, и Муха забрался в угол, из которого был виден кусочек окна тюремной прачечной. От решёток на окне тянулись верёвки разных цветов, на которых мятая одежда отплясывала свой последний перед глажкой танец на ветру. Все эти верёвочные ряды и звёзды за окном создавали ощущение, что Муха вот уже который час пялится на флаг Соединённых Штатов Америки.

Постепенно это ощущение затупилось, и теперь Муха всматривался в освещённую звёздами темноту, как вдруг на фоне галактики появилась полосатая кошка с коробкой винтов и шурупов под левой лапой. Муха озадаченно вздрогнул.

— А шурупы-то тебе зачем?

Трудно было понять, улыбалась ли в тот момент кошка или просто задерживала подходящий ответ в уголках рта, но вскоре её голос обрёл вид фразы:

— Закрой глаза и поймёшь.

Муха ещё больше удивился и слегка обиделся на то, что над ним пытаются посмеяться.

— Не буду я ничего закрывать, — сказал он. — Тем более, там у меня небо.

Он отвернулся от окна и постарался отвлечься, вспоминая порядок звёзд в Большой Медведице. Во дворе мигала первая буква неоновой вывески дешёвого ночного клуба, и свет от неё пугал пауков на стене Мухиной камеры, создавая проекцию перевёрнутой буквы «К».

— Постой, ты знаешь, я раньше никогда не видел кошку в каблуках, — опомнился Муха, вспомнив стучание о мостовую.

— А ты много чего не видел. На тебя не плевались и не хватали за хвост, уж поверь — это противнее заключения.

Она подумала, а потом толкнула лапкой коробочку с шурупами, и все они рассыпались по полу в Мухиной камере.

— Ты чего это?

— Это, друг мой, — счастье. Пока ты собираешь шурупы в коробку — ты счастлив, и никакое небо тебе не нужно будет. Ты ведь о нём постоянно мечтаешь? Чтоб всё целиком, а не через эти миллиметры окна, — она презрительно ударила решётку коготком и зашипела.

— Как странно, — сказал немного погодя Муха. — Какой тогда смысл в счастье, если его так легко получить?

— Легко? — кошка таинственно улыбнулась и прикрыла улыбку лапой. — А ты каждый день сидишь на полу в тюремной камере и собираешь шурупы в коробку, брошенную тебе кошкой?

Муха опустил взгляд в пол.

— Да нет…

— Счастье, друг мой, складывается из обстоятельств. Из совпадений и случайностей, в конце концов. В какой-нибудь другой ситуации эта коробка с шурупами повлияла бы, скажем, на твоё увольнение с поста шерифа. Вся жизнь, Мух, качается на постройке, в основе которой — мельчайшие детали обстановки.

— Мельчайшие?..

— Да, меньше зёрен. Их порой даже не видно сразу.

— Надо же…

 

Муха собрал те шурупы, до которых можно было дотянуться не вставая, и вместо того, чтобы передвинуться и собирать дальше, снова заговорил:

— А небо всё-таки красивее ваших шурупов…

— Небо? — усмехнулась кошка. — Небо — это лишь небо. А шурупы — это СЧАСТЬЕ.

— Да какое же это счастье?

— Ну ты даёшь… Если собирать шурупы в коробочку — это для тебя не счастье, я и представить боюсь, что бы ты сказал на создание карточных домиков.

— Ты и карты с собой носишь?!

— А что ты думал? Счастье для всех разное, ведь не бывает двух абсолютно одинаковых людей, в одинаковой одежде сидящих на полу и рисующих проволокой одинаковые узоры на руке. Измени ты хоть одну деталь в картине своей жизни — и счастье для тебя понадобилось бы другое. Будь ты блондин, например, я бы принесла тебе не шурупы, а зонтик в красный горошек. Но, как ты сам понимаешь, это всё очень образно.

Муха долго молчал, и тишину нарушали только тихие удары шурупов о дно коробки, а потом, когда их набралось достаточно много, ещё и друг о друга.

— Поправь меня, если я ничего не понял, но… Если счастье всегда такое неожиданное и совсем не такое, каким его представляют, то и мечтать о чём-то не имеет смысла?

— Не имеет. Вот ты мечтал о небе, а получил шурупы. Разочарован? Правильно. А нефиг мечтать. Небо я отдам кому-нибудь другому, тому, кто хоть раз кровь сдавал на благотворительность. И забудь про него, Мух, тебе не суждено его получить. К тому же, чтобы увидеть небо, я хожу в планетарий.

Кошка поднялась и отряхнула с лапок воду из лужи, которую ненароком задела. Потом развернулась и, уходя, беззаботно добавила:

— И тебе советую.

1 thought on “Муха и счастье”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *